12:55 

Мертвый. Красивый. Надоедливый. [Gorillaz - Clint Eastwood]

suju-remix
Only mustaches, only SuJu
Название: Мертвый. Красивый. Надоедливый.
Автор: Haide Mai
Песня: Gorillaz - Clint Eastwood
Пейринг/другие персонажи: Хичоль/Хани (EXID), мимоходом Элли (EXID), Тиффани (SNSD)
Рейтинг: PG-13
Жанр: AU, гет, повседневность, юмор, мистика
Размер: мини ~ 19 к слов
Краткое содержание: У Хиён не ладится с парнями, и она думает, что дело в старой истории из детства. А потом на пороге своей квартиры (что самое странное, прямо внутри, а не в подъезде), она встречает Хичоля, с которым виделась лишь единожды семнадцать лет назад при обстоятельствах той самой истории. Но что самое странное в этой истории, так это то, что Хичоль - оживший мертвец. Зомби не помогает Хиён сделать личную жизнь успешнее, но явно разноображивает ее.
Комментарий автора: На историю повлиял больше клип и его подоплека, чем песня. Сама песня имеет к истории столько же отношения, как ее название к Клинту Иствуду.



Не то, чтобы у Хиён были проблемы с парнями. «Так сложилось», – коротко говорила девушка подругам и знакомым на вопрос, почему же у нее нет молодого человека. Мужчины в ее жизни если и появлялись, то надолго не задерживались. Что-то в них было не то. А может, дело было в Хиён?
Разумеется, разгадка всех неудач на личном фронте крылась в детстве девушка. И хотя Хиён догадывалась об этом, напрямую сопоставлять факты ей в голову не приходило. Не было нужды в жизни девушки всерьез выискивать причину неудач (хотя, с какой стороны на это посмотреть). У Хиён были хорошие друзья, любимое дело, которому она отдавалась полностью, и, разумеется, любимый домашний питомец. Или лучше сказать – питомцы. Целый аквариум лупоглазых чешуйчатых питомцев. На самом деле Хиён не особо интересовалась приобретением домашней живности, но разнообразить скуку одиночества квартиры было нужно, а возиться с кем-то крупнее ей не хотелось. Так по подсказке какого-то модного журнала с колонкой о фэн-шуе у нее завелись шесть золотых рыбок.
А спустя еще какое-то время по подсказке все того же модного журнала (право слово, Хиён даже не могла понять, откуда в ее доме появляются эти издания), она решила найти себе парня. Ведь любой уважающей и любящей себя девушке просто необходимо влюбляться и баловать себя вниманием мужчин. Так говорил автор колонки, а Хиён слишком лень было размышлять над его правотой. В любом случае, если ей это не понравится, она могла сказать что-то вроде «останемся друзьями». Именно так ее подруги расставались с парнями, которые были «хороши, но чего-то в них не хватало».
Чондо был близок к тому, чтобы быть тем самым парнем, с которым Хиён могла, если бы сильно захотела, провести остаток своей жизни. Очень быстро их свидания переросли в совместное планирование летнего отпуска и зимних праздников, а вещи Чондо постепенно перекочевывали в квартиру Хиён. Парня даже не пугала перспектива жизни с художницей: вечный беспорядок, испачканная в краске одежда и запах растворителя. Но была одна деталь, которая не позволяла Чондо расслабиться, ни при каких обстоятельствах, едва он переступал порог квартиры Хиён: ее картины. Не все, многие из них очень даже нравились Чондо, и теперь пара из них украшали дом его родителей. В один из вечеров – один из самых обычных вечеров, когда пара сидит на диване и смотрит какой-нибудь фильм – Чондо неожиданно задал Хиён вопрос о ее картинах, что стояли в углу у окна.
– Почему ты так часто рисуешь одну и ту же женщину?
– Какую женщину? – Хиён удивленно оглянулась в указанном направлении.
– Вот эта, с рыжими волосами и жутким лицом.
– Ах, это парень.
– Парень? – Чондо громко прыснул, прижимая кулак к губам, чем вызвал у Хиён неодобрительный взгляд. – У тебя впечатляющая фантазия.
– Да, это парень. Что странного? Разве у мужчины не может быть длинных волос? Да и не такие они и длинные.
– Ладно, ладно, согласен. Но почему ты так много рисуешь его? Первая любовь? – Чондо поднялся с дивана и подошел ближе, вглядываясь в жуткие на его взгляд картины.
Со всех полотен на него смотрели одни и те же широкие усталые глаза, от раза к разу становившиеся то чайно-коричневыми, то темно-бордовыми, а то и вовсе черными – создавалось ощущение, что для Хиён это ускользающий образ, остающийся на самых кончиках пальцев, и она просто не могла подобрать нужного цвета, чтобы выразить все на холсте. В большинстве своем это все были портреты, Чондо едва сумел отыскать взглядом изображения, где бы этот парень изображался хотя бы по пояс. Все внимание уделялось его лицу. Чондо ощутил укол ревности.
– Так что, я угадал?
– Нет. – Хиён неожиданно перестала улыбаться.
– Зачем же ты его так много рисуешь? Кто он?
– Не знаю.
– Ты не знаешь, что за парня рисуешь? Он хоть реальный или это просто твоя фантазия.
– Реальный, он реальный! – девушка сжала руки в кулаки, пряча за спиной – как можно быть таким надоедливым?
– Откуда ты его знаешь, кто он тебе? Не понимаю, как можно рисовать так много человека, которого даже не знаешь, – не унимался Чондо. – Меня ты ни разу не рисовала, хотя я просил, а этот парень... Да тут штук двадцать картин с ним!
– Сорок семь. – Поправила Хиён.
– Господи, это какая-то одержимость.
– Возможно. – Девушка задумалась над чем-то, а после шумно вздохнула. – Ладно, я расскажу тебе, садись.
Чондо обрадовано улыбнулся и тут же вернулся на диван, садясь на него с ногами. Расположившись удобнее, парень стал ожидать начала рассказа, но Хиён явно тянула время, не желая начинать разговор. Чондо даже пришлось поторопить ее жестом, чтобы девушка наконец заговорила.
– Этот парень в детстве спас мне жизнь.
– Ого, так выходит, вы все-таки знакомы?
– Нет... Не совсем. Мне было лет восемь, кажется. С подругами мы часто гуляли в парке недалеко от дома. Хотя ходили слухи, что там водится маньяк, мы тайком сбегали из дома, чтобы поиграть в парке. Один раз поздно вечером я оказалась там одна, кто мне подошли двое мужчин, прашивали, кто я и откуда, почему гуляю так поздно. – Хиён тяжело вздохнула – воспоминания не из приятных. – В общем, это оказались какие-то педофилы. Меня потащили в кусты – я даже не успела позвать на помощь, а потом появился этот парень. Не знаю, что он там делал, это была самая глубь парка, туда даже сейчас редко кто заглядывает.
– Я не знал, что... Что в детстве тебя чуть не изнасиловали.
– Это не то, что хочется рассказывать всем. – Хиён попыталась рассмеяться, но вышло плохо.
– Значит, он для тебя вроде ангела-хранителя, поэтому ты рисуешь его?
– Нет. Когда я прибежала домой и стала рассказывать это матери, она сначала не поверила, решила, что я пытаюсь избежать наказания за опоздание. Потом все-таки поверила и вызвала полицию, но никаких следов в парке не нашли. Верить маленькой девочке никто не захотел без каких-либо улик.
– Неужели на тебе не осталось ни царапины?
– Каким-то чудом я даже не испачкалась, когда падала на землю. А в том месте, где должны были быть эти парни, не было ни одного следа. Меня водили к детскому психологу, она сказала, что это какое-то расстройство, вроде придумывания воображаемых друзей. Мать запретила говорить кому-либо о том случае и ругала, едва я заикалась об этом парне. Все считали, что я придумала это.
– Но ты не придумала? – зачем-то уточнил Чондо, кажется, решивший встать на сторону матери Хиён и полиции, слишком сумбурным и фантастическим был рассказ девушки.
– Конечно же, нет. Этот парень был. Я ведь видела его! Он спас меня.
– Да, да. – Чондо быстро закивал, испуганный реакцией Хиён – на глазах девушки навернулись слезы обиды.
Его недоверие обидело Хиён. Ей всегда было очень страшно делиться с людьми самой сокровенной и жуткой тайной своей жизни. Благодаря стараниям матери и психолога в ее голове сложился четкий образ того, что все люди будут реагировать на эту историю одинаково: смеяться и говорить, что все неправда, а она маленькая выдумщица. Порой Хиён и сама сомневалась, а был ли тот парень? Правда и фантазия уже давно перемещались в голове, оставляя лишь призрачный образ. Тот самый, что Хиён пыталась воплотить на полотнах.
В юном возрасте она очень часто пыталась рассказать, как ей было страшно, когда двое мужчин потащили ее куда-то, как она не могла закричать и вырваться, а в голове проносились все те веселые и счастливые дни, что она провела с подругами этим летом. Слезы душили девочку, когда она слышала довольный смех мужчин. Еще долго после того дня она не могла спокойно реагировать на мужской смех и испуганно озиралась в поисках матери. Никто не знал, что когда появился этот парень, Хиён уже успела попрощаться со своей жизнью – за пару минут она повзрослела на несколько лет, ощутив страх перед смертью. Этот парень быстро сумел раскидать неудавшихся насильников, и Хиён бросилась бежать, но в последний момент остановилась, заметив, как один из напавших на нее, ударил парня по голове. Девочка закричала, испуганная тем, что теперь и ее спасителя ждет участь быть убитым.
Хиён до сих пор снилось лицо этого парня, крикнувшего ей немедленно бежать прочь, когда один из насильников повернулся к ней. Это могла быть просто фантазия, но Хиён казалось, что этот голос до сих пор может зазвучать в ушах, заставляя спину покрываться холодным потом. Она не знала, что случилось с ее заступником, но почему-то была уверена, что все закончилось плохо. Когда она обернулась в сторону пролеска последний раз, этот парень лежал на земле, корчась от боли, а один из насильников заносил над ним что-то тяжелое.

– И что же, вы расстались? – девушка в фартуке с вышитым логотипом кондитерской пекарни ходила из стороны в сторону, разыскивая ингридиенты для пироженых.
– Да, он подумал, что я чокнутая. – С печальным видом произнесла Хиён, играя с концами своих волос – может, стоило поменять цвет?
Девушка сидела в самом углу кухни у большого холодильника, и ее сложно было заметить, однако зашедший в помещение администратор сразу же обратил внимание на постороннего.
– Хёчжин, я же говорил, что в кухне не должно быть посторонних! Ты нарушаешь правила!
– Хиён не посторонняя, а моя подруга. – Кондитер обвинительно ткнула пальцем в сторону появившегося администратора. – Не ори и забери заказ.
Тот возмущенно задвигал губами, но не издал ни звука. Хёчжин всегда пугала его своим грозным видом, стоило девушке повысить голос. Кондитер это прекрасно знала и гоняла коллегу, как хотела, развлекая себя мыслью о том, что он ее подданный, готовый исполнить любой каприз в считанные секунды. Отчасти так оно и было.
– Меня отвлекли. Что ты там говорила? – Хёчжин вернулась к готовке.
– Чондо все время спрашивал у меня про картины, пришлось рассказать про этого парня. Он сначала удивился (думаю, не поверил), а потом начал себя странно вести. Как будто на зло. То картины уронит, то предлагал в парк поздно вечером прогуляться.
– Значит, этот козел тебе не подходит. Любой нормальный парень, если он любит свою девушку, не стал бы себя так вести.
– Наверное.
– Эй, выше нос! Мы еще найдем тебе достойного кавалера, который будет носить тебя на руках и не приставать с дурацкими вопросами.
– Да мне хотя бы, чтобы просто любил и верил.
– Можно и такого, – кивнула Хёчжин. – Знаешь, у меня есть на примете одна гадалка...
– О, Хёчжин, ради бога не начинай! Ты же знаешь, что я в это не верю. – Хиён закатила глаза со страдальческим видом.
– Послушай меня – это верный вариант. Она недавно нагадала Хёрин, что та найдет новую работу и там встретит будущего мужа. И угадай что?..
– Даже боюсь предположить. – Лицо Хиён выражало скепсис, но Хёчжин не видела этого.
– На прошлой неделе она устроилась в компанию по переработке пластмассы.
– Я поняла, ее будущий муж – пластмассовый Кен.
– Да ну тебя. Я ведь помочь хочу.
– Как-нибудь без гадалок.
– Всего один раз. Я ведь не заставляю верить во все, что она скажет – можешь слушать, можешь плюнуть на ее слова. Просто сходи.
– Ладно, если ты так настаиваешь, мы пойдем к этой твоей гадалке.
Хёчжин радостно захлопала в ладоши, подпрыгивая на месте. Она очень любила Хиён и переживала не меньше самой девушки из-за неудач в личной жизни подруги. А еще Хёчжин была редким человеком, верившим в историю с неудавшимся изнасилованием, и именно это определяло степень доверия Хиён к словам и советам девушки.
Воодушевленная согласием подруги, Хёчжин решила не откладывать поход к гадалке на долго. Дождавшись конца рабочего дня, девушки сели в автобус, следующий до Хихёна, всю дорогу Хиён молчала, думая над очередным неудавшимся романом. В голове вновь появились мысли, что никто кроме нее самой в этих бедах не виноват и пора менять себя, чтобы наконец хоть немного соответствовать стандартам тех мужчин, которых она выбирает. Заметившая хандру подруги Хёчжин попыталась накормить девушку пирожными, оставшимися с предыдущего дня и списанными, как просроченный товар. Хиён срочно нужно было поднимать настроение, а сладкое – лучший в этом помощник. Хёчжин безостановочно болтала, заставляя подругу улыбнуться хоть немного, и к концу пути девушка все-таки посветлела. Выйдя на нужной им остановке, она даже предложила зайти в какое-нибудь кафе и купить кофе, чтобы запить слишком сладкие пирожные.
К заведению, в котором работала гадалка, они добрались лишь в десятом часу. Хиён с недоверием оглядела вывеску и поджала губы: ее вновь стали одолевать сомнения, правильно ли она поступила послушавшись Хёчжин. Но не успела Хиён засомневаться, как подруга стала подталкивать ее к входу в заведение. Тихо переругиваясь и споря, девушки медленно продвигались по коридору: Хёчжин настаивала, чтобы Хиён перестала сопротивляться и завершила начатое. Едва не запнувшись о порог комнаты, где находилась гадалка, Хиён заскочила в помещение и замерла. На нее смотрела совершенно обычного вида женщина, которой можно было дать на вид лет тридцать пять, а то и того меньше. Никаких ярких и звенящих украшений, пестрых вещичек, в который гадалка должна была утопать, из-за чего сложилось бы впечатление, что кресло под женщиной – продолжение ее тела. Даже волосы не были намотаны в причудливую прическу вроде вороньего гнезда или убиты мелкой химзавивкой: самые обычные прямые волосы, выкрашенные в темно-шоколадный цвет – точно такой же был у Хёчжин (Хиён помнила, как не могла нарадоваться подруга, когда вернулась из салона красоты). Женщина с интересом смотрела на Хиён, бестактная посетительница с испугом оглядывала гадалку, а Хёчжин в это время смотрела куда-то в бок, явно обеспокоенная мыслью о том, что последнее съеденное пирожное было лишним.
– З-здравствуйте. – Хиён опомнилась и наконец поклонилась гадалке.
– Добрый вечер. Вы пришли довольно поздно, я уже собиралась закрываться.
– Да, мы знаем. Простите нас. Но можно задержать Вас совсем на чуть-чуть? – Хёчжин даже подняла руку, сгибая указательный и большой пальцы, чтобы показать это «чуть-чуть».
– Вижу, дело безотлагательное, – кивнула гадалка. – Что ж присаживайтесь.
– Нет, нет мы не вместе. Это ей нужна Ваша помощь. – Хёчжин подтолкнула подругу к стулу, после чего, низко кланяясь, попятилась к выходу.
Гадалка, не скрывая улыбки, смотрела на спутницу Хиён, пока дверь за ней не закрылась.
– Судя по тому, что ты ела недавно пирожные – пришла ты за любовными предсказаниями.
Хиён с испугом округлила глаза – гадалка и вправду настоящая.
– Я не внучка профессора X, чтобы читать мысли, – заметив выражение лица девушки, произнесла гадалка. – Как видишь, у меня даже двойного века нет.
– В-вижу, – кивнула Хиён.
– У тебя крем остался под носом, поэтому я и поняла, что недавно ты ела пирожные. Что ж, приступим. – Гадалка слово из ниоткуда вытащила колоду карт и стала ее мешать. – Подруга тебе рассказала? Я гадаю по картам Таро, могу предугадать будущее, но кое-где могу и ошибиться. Итак, расскажи немного о себе. Как тебя зовут?
– Ан Хиён. Я художница.
– Приятно познакомиться, – гадалка протянула девушке руку в приветственном жесте. – Меня зовут Тиффани. Итак, Хиён, ты пришла, чтобы узнать что-то?
– Вроде того. На самом деле это подруга сказала, чтобы я пришла сюда. Мне не так уж и интересно, что ждет меня, – следя за тем, как гадалка раскладывает карты в одном известном ей порядке по столу, говорила Хиён. – Меня все устраивает. С парнями, конечно, не клеится, но я и не особо переживаю. Всему свое время.
– Это верно – торопить судьбу никогда нельзя. Хм, похоже, все совсем несладко, поэтому ты и заедала это пирожными.
– Хёчжин предложила и...
– Ты огорчена расставанием, – покачала головой гадалка. – Хотя эти отношения в скором времени должны были зайти в тупик – ты уже чувствовала это. И все равно огорчена.
Хиён неуверенно кивнула. В какой-то мере она была счастлива расстаться с Чондо на этом этапе отношений: как бы он повел себя, узнай о тайне детства девушки гораздо позже? Но в то же время Хиён одолевала обида за то, что она вновь осталась одна.
– Итак, эти три карты – твое недалекое будущее, то, что может сбыться, если ты приложишь усилия. Эти три, – гадалка провела пальцами по следующей стопке, – твоя личная жизнь и жизнь близких, успех, здоровье и счастье людей, которые тебя окружают, и от которых ты и сама зависишь. А эти три карты – твоя судьба, то, что предначертано и то, что нельзя изменить... Если не знаешь как. С чего хочешь начать? – гадалка хитро улыбнулась, видя замешательство Хиён. Разумеется, девушке не терпелось узнать о том, что предначертано было ей судьбой, чтобы смириться с будущим старой девы (она не сомневалась в этом), но в последний момент рука дрогнула и указала на колоду с близкими ей людьми. – О, как удивительно... Людям вокруг тебя хорошо, они счастливы быть рядом с тобой – ты даришь им спокойствие. В скором будущем ты подаришь многим духовное насыщение, ты – дарительница.
Хиён подумала о своих картинах и предстоящей в следующем месяце выставке.
– Очень скоро среди этих людей появится кто-то новый. Для этого человека ты станешь главным помощником в трудное время. Будь внимательна, не упусти возможности, потому что только твоя рука сможет направить на верный путь.
– А как я узнаю, кому нужна помощь?
– О, не волнуйся, ты узнаешь его сразу. Карты говорят, что между вами давно есть связь.
– В смысле... Мы уже знакомы?
– Нет, но ваши судьбы переплетены. – На этих словах Хиён склонила голову на бок, явно не понимая, как трактовать слова гадалки. – Теперь о твоем будущем, которое ты в силах изменить.
– О, нет, это не интересно. Какой толк говорить что-то вроде: «Завтра ты сломаешь ногу, попав под машину», – а я возьму и не выйду на улицу. Или что меня ждет приятная встреча, если я не захочу уходить из дома, а меня срочно куда-нибудь позовут? Так можно предсказать все что угодно. – Пожимая плечами, говорила девушка. – Лучше расскажите о моей судьбе, которую я уж точно не могу поменять. Хотя бы буду знать, к чему готовиться в этой жизни.
Гадалка долго смотрела на Хиён, словно уговаривая отказаться от затеи – она была обязана не увиливая рассказать девушке все, но что-то удерживало от дальнейшего разговора. Словно предчувствуя беду, гадалка тяжело вздохнула и начала переворачивать карты, добавляя к ним еще, чтобы увидеть более полную картину. Хиён нетерпеливо оглядывала карты, выглядевшие для нее лишь пестрыми карточками: тут мужчина в короне, там череп, странный человек, стоящий в воздухе на одной ноге (чуть позже Хиён догадалась, что карта перевернута и на самом деле человек подвешен за ногу), и наконец какой-то ряженный со странно подрисованной сбоку собакой.
– Ну, что там?
– Боюсь, что тебя ждет очень скоро нечто ужасное. – Гадалка приложила палец к карте в середине. – Видишь? Это аркан Шута, и он не твой. Это злой рок, который грозит тебе, и избежать его очень сложно. Перевернутый Император рассказывает о плохом начале этого...
– Человека? – Хиён скривилась, выражая своим лицом трудоемкий мыслительный процесс – понимать гадалку стало совершенно невозможно.
– Нечто. Это не человек, и не что-то материальное... – Гадалка совершила еще пару манипуляций с картами. – Тебе стоит опасаться – именно это отнимает у тебя личное счастье.
– Имеете в виду из-за «этого» от меня так быстро уходят парни?
– Ты будешь гнаться за материальным, забывая о духовных ценностях. Это произойдет против твоей воли – такова судьба. Вся твоя жизнь изменится с этим событием, которое грядет очень скоро.
– Когда?
– Карты не могут ответить точно, лишь указать на отрезок твоей жизни. Не расслабляйся.
– Если мне не грозит ничего смертельного, я смогу справиться. – Здраво рассудила Хиён – хотя в первую секунду слова гадалки ее впечатлили, скептический склад ума взял верх.
– Бывают вещи гораздо более страшные, чем просто смерть, – произнесла гадалка и положила перед Хиён карту, с которой на нее однобоко таращилась большая звезда, у девушки даже мелькнула мысль о том, какой идиот решил пририсовать звезде лицо, когда создавал этот Аркан. – Это твоя карта. Она определяет твою судьбу, но как распорядиться всем потенциалом, что тебе дан – решать только тебе.
– Все ясно – мне грозит тяжелый рок судьбы, который я не могу избежать, но все в моих руках и я могу менять свою судьбу, – излишне бодро произнесла Хиён. – Знаете, не хочу больше отвлекать Вас попыткой разгадать хитросплетения моей судьбы, поэтому скажите, сколько я должна за предсказание, и мы попрощаемся.
– Пятьдесят тысяч.
– Вы что, рассказали мне выигрышную комбинацию в лотерее? – ужаснулась девушка, вытаскивая из кошелька купюры.
– Дар предсказания хоть и послан мне свыше, но кушать хочется тоже. – Гадалка забрала протянутые деньги, и Хиён заметила, как блестят камни в ее перстнях. «Ну, конечно, с сапфирами-то точно с голоду помрешь!»
– Спасибо за то, что потратили время. Всего вам доброго.
Хиён перекинула лямку сумки через плечо и поднялась с места. Хотелось бы сказать этой гадалке что-то гадкое напоследок, чтобы реабилитировать в собственных глазах такую бездумную трату денег, но в голову ничего не пришло. За дверью ее ждала взволнованная подруга, тут же кинувшаяся к Хиён с расспросами:
– Ну? Ну?! Что сказала Тиффани, ты что-нибудь узнала, когда появится уготовленный тебе судьбой парень?
– Хиён, подожди, – за спинами девушек появилась гадалка. Оказалось, она обладала отнюдь не дурным телосложением и вообще больше была похожа на работницу какого-то агентства, чем на помешанную предсказательницу. Пока Хиён оглядывала гадалку с ног до головы, та выудила снова будто из воздуха одну из карт Таро.
– Возьми, это тебе будет нужнее. И моя визитка. Если у тебя возникнут какие-то трудности, то не бойся обратиться.
– Спасибо. Но не думаю, что мне это пригодится. – Измучено улыбнулась Хиён, вертя визитку в руке.
– Надеюсь.
Гадалка странно посмотрела на девушек, после чего быстро исчезла за дверью в свою «приемную».
– Хоть что-то. – Хиён помахала подаренной картой перед лицом подруги. – Целая одна карта Таро за пятьдесят тысяч вон.
– А что на ней?
– Звезда. Гадалка сказала, что это мой Аркан. Бред какой-то, зря я тебя послушала, только деньги потратила. – Разочарование в голосе Хиён угадывалось без труда. – Ну что, пошли на остановку, мы немного припозднились.
– Ах, насчет этого... – Хёчжин, идущая чуть впереди от Хиён, повернулась к девушке и сложила ладони вместе. – Прости. Пока ты сидела у Тиффани, мне написали, и, в общем, я иду на свидание.
– В такой час? Ты не думаешь, что не стоит доверять парню, который зовет на свидание в одиннадцатом часу ночи совершенно без предупреждения?
– Не злись. Тут не далеко.
– Не злюсь. Но учти, что на твоих похоронах я буду не самым печальным гостем. Иди, – Хиён небрежно помахала рукой, прогоняя подругу. – Иди к... Кто бы он там ни был.
Радостная Хёчжин сдавила девушку в объятиях и быстро убежала в направлении улицы, освещенной яркими огнями кофеин и баров. Едва подруга исчезла, Хиён сняла с лица будто приклеившуюся улыбку, и побрела вдоль дороги. Ей предстоял не самый близкий путь: чтобы доехать до дома без пересадок, девушке нужно было добраться до другой части района. Чем дальше она брела, тем тише становилось. Вдали от суеты не спящих улиц дорога, ведущая в парк, казалась подарком судьбы. Можно пройтись в тишине наедине с мыслями и подумать о том, что рассказывала гадалка.
Хиён настроилась скептически еще с того самого момента, как подруга предложила ей отправиться к гадалке. Она не встречала еще ни одного человека, кому помогли бы все эти колдуны и предсказатели. Очередная попытка легко заработать. А последний жест Тиффани так просто ввел Хиён в ступор. Зачем ей вообще нужна эта карта со звездой? Вытащив ее на свет, девушка вновь вгляделась в рисунок. Теперь он немного пугал ее. Поежившись и быстро спрятав карту в сумку, Хиён зашагала быстрее и уже почти вошла в парк, но насторожилась, не видя над аллеями ни единого работающего фонаря.
– Ох, боже, ну только не это! – девушка всплеснула руками, смотря вглубь темного парка.
Не то, чтобы Хиён была бесстрашна, однако, с легкостью бы пошла сейчас через этот парк, если бы не одно «но». Это был тот самый парк, который запомнился ей с детства благодаря ужасной истории. Порой, испытывая мазохистскую тягу, Хиён прогуливалась здесь в дневное время. Но сейчас над городом зарождалась ночь, а слова гадалки все-таки возымели небольшой эффект, и девушка повернула обратно, чтобы обойти парк. Лишние пятнадцать минут уже не поменяют что-то, а самой Хиён станет значительно спокойнее.
То ли фантазия разыгралась, то ли тишина и общая мрачность темного парка с шевелящимися на ветру листьями деревьев нагоняла пустой жути, но Хиён стало казаться, то за ней кто-то следит. Иногда оглядываясь по сторонам и убеждаясь, что никого рядом нет, девушка все равно шла быстрее. Лишь в автобусе ей стало немного легче, и Хиён даже пошла на сделку с совестью и предложила самой себе заглянуть по дороге до квартиры в круглосуточный фаст-фуд ресторан, чтобы купить больше ведро острых куриных крыльев во фритюре. Всеми мыслями находясь где-то в само глубине этого ведра, от которого поднимался дивный аромат, девушка едва не пропустила свою остановку. И хотя неприятное ощущение, что кто-то смотрит ей в спину пристальным взглядом, никуда не исчезло, Хиён повеселела: что такое разыгравшаяся паранойя по сравнению с перспективой немного похулиганить и наесться на ночь жаренного и жирного?
Спустя всего пару минут в руках у девушки был пакет с вожделенным ведром полным куриных крыльев, и даже паранойя отступила прочь. Легкой походкой она шла вдоль маленькой аллейки, укрытой от ночного неба ветвями деревьев. Интерес был слишком сильным, и она достала карту Таро из сумки еще раз. Теперь кривобокая луна с человеческим лицом уже не пугала Хиён, а вызывала улыбку – стоило ли так себя накручивать еще полчаса назад? Потеряв всякое чувство страха, девушка не сразу заметила, как из-за кустов появился человек, и медленно направился к ней. С сиплым задыхающимся звуком он поковылял к девушке, вытягивая руки вперед, и едва не свалился ей прямо под ноги, запнувшись на ровном месте. Лишь в момент, когда человек дернулся, сохраняя равновесие, девушка наконец вынырнула из мира своих мыслей в реальность и громко воскликнула. Отбежав на пару шагов от странного парня, Хиён с недоверием покосилась на него. «Пьяный?» – девушка наморщила нос, будто желая принюхаться к воздуху, но передумала и заспешила дальше. Она старалась не оборачиваться, слыша за спиной хриплое дыхание, но в какой-то момент она расслышала в этих звуках слова. Задумавшись, что бедняга может быть вовсе не пьян и ему требуется помощь, девушка замедлила шаг и остановилась под одним из фонарей.
– ...да... Е-еда... вочка... – Парень уже чуть более резво направлялся к Хиён, при этом все так же вытягивая руки вперед. – Девочка.
– Простите, Вам нужна помощь?
Неопределенного возраста и роста парень замер у границы света фонаря, словно анализируя услышанное. Пока он тяжело дышал, совершая интеллектуальный труд, Хиён успела оценить потенциальную угрозу от него: сухощавые руки со скрюченными пальцами, вымазанными в грязи, подергивались, ноги едва держали бедолагу – вряд ли он сможет выстоять даже против удара ребенка. Одет бродяга был под стать своему статусу: местами порванная рубашка, из-под которой видна синюшно-бледная кожа, да к тому же с толстым слоем грязи, а под ним едва заметна аляпистая расцветка, широкие джинсы – писк моды девяностых, возможно, именно с тех времен на парне и сохранившиеся, и еще какие-то непонятные цепочки, фенечки. Картину, заставившую Хиён на секунду проникнуться жалостью к бродяге, дополнили выжженные рыже-серые волосы, отросшие до самых плеч и всклокоченные, будто кто-то собирался устроить на голове парня гнездо.
– Д-да...
– Что?
– Ед-да...
– О, – Хиён вдруг сообразила, что от пакета в ее руках по всей улице разносился аромат курицы. – Подождите.
Перехватив пакет удобнее, девушка стала в нем копошиться, надеясь без труда вытащить пару крыльев, чтобы отдать изголодавшему бродяге. Пусть это и не сильно ему поможет – хотя бы поест. Но стоило Хиён потерять бдительность, перестав смотреть на парня, как он неожиданно оживился и вновь кинулся к ней, хватая за руки. Взвизгнув скорее от неожиданности, чем от страха, Хиён попыталась вырваться из захвата. Однако сил в бродяге было гораздо больше, чем она предполагала. Стиснув зубы – она ведь не какая-то трусиха – девушка схватилась за плечи бродяги в ответ и прицельно пнула его под колено, не жалея на это сил. С почти комичным стоном, парень накренился в бок и разжал пальцы. Этого было достаточно: не теряя времени, Хиён побежала прочь, мысленно ругая себя за глупую выходку. Ночью посреди безлюдной аллеи меньше всего стоит ожидать человека, которому действительно требуется помощь. На секунду что-то внутри заворочалось в предчувствии, и девушка повернулась назад, чтобы убедиться: бродяга ее не преследует. Она бы не стала этого делать, вот только Хиён послышался голос этого самого бродяги, просящий вернуться девушку назад. Не обнаружив на аллее никого, девушка испугалась еще больше и теперь бежала так быстро, как только была способна. Ее не на шутку испугало загадочное появление бродяги и не менее странное исчезновение. Хиён была уверена, что пнула его достаточно, чтобы парень уполз с аллеи, а не бесшумно исчез.
Истеричное состояние пришло с опозданием, лишь в подъезде Хиён ощутила, как на глазах наворачиваются слезы. И хотя все было позади, и бояться бродяги не стоило, руки у девушки тряслись так, что она не с первого раза попала ключом в замочную скважину. В собственной квартире ей стало гораздо легче, и Хиён смогла отдышаться. Сердце колотилось как бешеное, но уже через пару минут пришло в норму. Оглядев квартирку-студию, в которой от силы было тридцать квадратных метров, девушка изумленно вздохнула, замечая, что окно у кровати открыто настежь. Поспешив к нему, девушка не забыла включить свет (все же нездоровое чувство страха не полностью покинуло Хиён).
– Так-то лучше... – убедившись, что в квартире теперь точно безопасно, девушка подошла к обеденному столу и поставила на него пакет с едой.
От таких нервных переживаний аппетит разыгрался еще сильнее, но позднему ужину не суждено было случиться быстро. Заметив тень у ванной, девушка повернулась к ней и почувствовала, как сердце уходит в пятки. Не раздумывая не секунды, вместе с привычным в таких ситуациях криком, Хиён схватила стул и выставила ножками вперед, когда тень зашевелилась в ее направлении. Тот самый бродяга, что напал на нее в парке, стоял теперь у дверей ванной комнаты и ошалело смотрел на девушку.
– Я вызову полицию, не подходи! – Хиён стала махать предметом мебели с такой сильной, что вполне была способна зашибить беднягу насмерть, если бы их не разделяли пара метро. – Не подходи!
– Тихо-тихо, не кричи, – голос у бродяги звучал менее хрипло, да и паузы стали заметно короче. – Успокойся.
– Ты залез через окно, да? Откуда ты знаешь, где я вижу? Чертов извращенец! – Хиён, осмелев, сделала пару шагов вперед, придерживая стул перед собой. – Что тебе надо?
– Успокойся, Хиён.
– Откуда ты знаешь мое имя? – от удивления злость сошла на нет, и девушка опустила руки.
– Ты не узнаешь меня?
Склонив голову на бок, Хиён попытался приглядеться к бродяге внимательнее. Быть может при тусклом свете фонаря она не смогла разглядеть этого человека повнимательнее? Черты лица и правда показались Хиён смутно знакомыми, но образ ускользал из памяти, как наваждение после сна. К тому же мешал общий неопрятный вид парня, теперь державшегося прямо и не ковыляющего, словно пьяница.
– Я не знаю тебя.
– Неужели ты не помнишь того, кто спас тебя? – Бродяга поправил волосы, убирая с лица и улыбнулся.
«А зубы-то у него белые и все на месте», – мелькнула мысль в голове Хиён.
– В парке вечером. Я вступился за тебя.
– Вы меня с кем-то перепутали. – Замотала головой Хиён. – Никакого парка, нигде Вы меня не спасали. Не придумывайте. Я не знаю, откуда Вам известно мое имя, но лучше немедленно покиньте квартиру, иначе я точно позвоню в полицию.
– Ты была маленькая, вот такая. – Бродяга отмерил ладонью расстояние от пола, останавливая руку у талии. – На тебя напали двое, а я заступился. Еще крикнул тебе бежать, помнишь?
Хиён раскрыла рот и часто заморгала, не веря собственным глазам. Осознание пришло внезапно: парень выглядел один в один (на сколько это сейчас было возможно) как тот человек, которого Хиён изображала из раза в раз на своих картинах. Она уже было начала верить, что видит перед собой спасителя, с которым виделась единожды и то больше пятнадцати лет назад, как вдруг Хиён осенило.
– Вы врете. Вам же должно быть... Лет сорок. Вы не можете быть тем парнем. Кто Вам рассказал эту историю? Чондо... Это Чондо, да?! – Хиён мигом пришла в ярость. – Решил посмеяться надо мной? Черт бы побрал вас двоих.
Схватив тарелку с недоеденными еще вчера чипсами, девушка не раздумывая кинула ее в бродягу, теперь оказавшегося вовсе и не бродягой.
– Ай! – парень успел пригнуться, но на голову посыпались осколки битой керамики. – Ты что делаешь?!
– Покиньте мою квартиру немедленно! Развлечение нашли, думаете? Смешно издеваться над девушкой и пугать ее, залезая в окно посреди ночи?!
– Да кто этот Чондо такой? Твой парень? Я не знаю, кто это. Клянусь.
– Тогда откуда Вы знаете мое имя? – Хиён успела вооружиться полутораметровой инженерной линейкой и подскочила к виновнику ее недавнего испуга.
– Так вот же. Я хотел еще на улице показать, но ты так больно меня пнула. – Сетуя на невоспитанность Хиён, бродяга вытащил из заднего кармана брюк детскую сумочку зеленого цвета, застегивающуюся на пластиковую пуговку-бабочку. – Тут у тебя карточка лежала с именем и классом, в котором учишься.
Девушка даже потерла глаза, стараясь понять, не обман ли зрения это: бродяга держал в руке любимую сумочку детства Хиён, которую она потеряла в тот роковой вечер. Даже ремешок сумки был порван, как и тогда – именно так Хиён и потеряла сумочку, когда пыталась вырваться из рук педофилов.
– Узнала? – парень наконец улыбнулся, видя как Хиён медленно кивает. – Ну, что теперь ты веришь мне?
– Вы и правда тот парень... Вы спасли меня тогда от мужчин, которые... Спасибо. – Вдруг ощутив, что сейчас расплачется от нахлынувших воспоминаний, Хиён с силой потерла глаза. – Спасибо Вам. Но откуда Вы нашли меня и почему так выглядите?
– Это длинная история, хотя для меня, конечно короткая... Не возражаешь, если для начала я хотя бы умоюсь. Кстати, какой сейчас год? Ты очень изменилась с того дня, как я тебя видел. – Парень прищурился, будто желая удостовериться, что не перепутал, и Хиён действительно уже не восьмилетняя девочка.
– Две тысячи пятнадцатый. – Чуя подвох во фразе, произнесла она.
– Ва-а... Семнадцать лет прошло?!
– Извините, а как Вас зовут?
– Я же не представился! Ким Хичоль. Меня зовут Ким Хичоль. Так, что ты не возражаешь, если я воспользуюсь твоей ванной?
Хиён покачала головой, понимая, что в такой странной ситуации отказывать непонятно откуда взявшемуся спасителю многолетней давности от душа не стоит. Хичоль обрадовано улыбнулся и протянул ей сумочку, которую все это время держал. Пока Хиён смотрела на содержимое, взвешивая в процентах возможность того, что все это ей снится или того хуже – просто видится, Хичоль быстро прошмыгнул в ванную комнату и закрыл дверь. Но уже через пару минут Хиён вновь услышала его голос: парень интересовался, не было в квартире подходящих для него вещей, чтобы переодеться.
Рассудив, что больше одежда Чондо, оставленная в квартире, не пригодятся, Хиён пожертвовала его джинсы и футболку, оказавшиеся протянутыми в появившуюся щель дверного проема (при этом девушка не забыла зажмуриться, чтобы случайно ничего не увидеть).

Обняв ведро с куриными крылышками, Хиён сидела за столом и пристально разглядывала Хичоля. За время, что он провел в душе, девушка успела воспользоваться интернетом, чтобы проверить, не обманывал ли ее этот человек назвавшись давним спасителем. Посвежевший и даже похорошевший, теперь Хичоль мало походил на бродягу, хотя на взгляд Хиён ему бы не помешало подстричься.
– Так значит, ты тот парень? – Хиён покосилась на свои картины – настолько точное совпадение ее немного пугало. Каждое из изображений было похоже на сидящий по другую сторону стол оригинал.
– М-м, да.
– Это было семнадцать лет назад.
– Похоже на то. Ты ведь не... Маленькая. – Хичоль улыбнулся.
– Верно. Как ты объяснишь, что ничуть не изменился с того момента? Ты что, вампир?
Парень прыснул в сжатый кулак, находя такое сравнение забавным.
– Разве я такой страшный?
– Страшный? – Хиён непонимающе нахмурилась, в ее голове мигом всплыли современные голливудские вампиры с аристократически белой кожей, мягкими словно женские волосами и чарующими улыбками – Хичоль подходил под такой образ.
– В любом случае не думаю, что я вампир.
– Как ты меня нашел? карточка в сумке старая, и адреса этой квартиры уж точно не указано.
– По запаху. – Хичоль постучал пальцем по кончику своего носа.
Хиён подняла руку, быстро принюхиваясь к кофте – даже если какой-то запах и был, вряд ли по нему можно было дойти аж до самой квартиры. Чтобы успокоить себя, девушка схватила локон волос и принюхалась к ним тоже: ничего кроме косметических отдушек. Настала очередь ведра с курицей, но Хиён решила не нюхать его – и так ясно, что это так же не подходит на роль разгадки тайны.
– Я все равно ничего не понимаю из твоих слов. Кстати, почему ты вел себя так странно на улице? Я подумала, что ты какой-то бродяга и пытаешься напасть на меня.
– Прости. Говорить с набитым землей горлом не очень удобно, а подготовиться не успел.
– Землей?
– Ну да. – Закивал Хичоль так, что влажные волосы стали подскакивать, словно уши спаниеля. – Я шел сюда из того парка, где мы встретились, а перед этим вылез из земли. – Хиён выпучила глаза, явно не готовая услышать подобное. – А перед этим... Хм. Помню, что когда сказал тебе бежать, меня хорошенько приложили чем-то по голове. Смею предположить, что те парни решили, что я умер и попытались спрятать тело, попутно подкинув еще это. – Хичоль указал на лежащую перед девушкой сумочку. – А потом я очнулся. Везде земля: в во рту, в носу, в ушах. Тебя когда-нибудь закапывали? Прохладно, тихо, но неприятно. Нашел рядом с собой сумочку и вспомнил тебя. И вот я здесь.
Последнюю фразу Хичоль произнес с таким счастливым видом, будто выполнил важнейшую в своей жизни миссию.
– Так ты зомби?! – девушка вспомнила, как под фонарем Хичоль тянул руки к ней и говорил что-то о еде. Взвизгнув, Хиён вскочила со стула, но картонное ведро не отпустила.
– Кто?
– Зомби. Ты что, фильмы не смотрел что ли про зомби? Ну, знаешь, восстают из мертвых и ходят, не сгибая колени, вечно говорят «мозги-и» и едят людей, – Хиён вытянула одну руку вперед и повторила клише из десятков фильмов о зомби.
– На минуточку, смею себе напомнить – я провалялся в земле семнадцать лет. Откуда я могу знать про эти фильмы? – Хичоль быстро приходил в себя и уже позволял себе закатывать глаза на кажущиеся ему глупыми слова девушки. – В любом случае я вряд ли захочу съесть тебя.
– Что ж, это уже что-то. – Хиён мигом села обратно и наконец сняла с ведерка крышку. – А что насчет курицы? Ты ее ешь?
– Не думаю, что способен взять это в рот. Ужасно воняет.
– Странный ты.
– Я бы посмотрел на тебя, когда ты проваляешься в земле столько лет, а потом встретишь девушку, которую спас еще ребенком от маньяков-педофилов. Хочу надеяться, что не зря пострадал. Чем ты занимаешься?
– Пишу картины. Я – художник.
– Теперь поп-арт называют картинами?
– Ты что, современник Уорхола, чтобы так говорить? – Хиён с негодованием стала тыкать объеденной костью крыла в Хичоля. – Ты жил в девяностые, тогда поп-арт уже давно считался искусством.
– Да неужели?
«Зачем я вообще оправдываюсь перед ним?» – про себя возмутилась Хиён.
– Появился неизвестно откуда и собираешься учить меня, как писать картины? Я совмещаю классическую школу живописи с пор-артом.
– Почему просто не сказать, что рисуешь поп-арт?
– Я пишу картины!
– Как знаешь. – Хичоль резко потерял интерес к Хиён и отвернулся от нее, разглядывая холсты, прислоненные к стене у окна. – О? О, это что я?
– Нет.
– Да это же я. Мое лицо! – Парень перебирал холсты, с каждым разом восторгаясь все больше. – Да у тебя и правда талант. Как ты запомнила меня так хорошо?
– Это все, что удивляет тебя? Ты же только что восстал из мертвых, каким-то неведомым образом нашел меня, и… И… – Хиён запнулась, не зная, что сказать еще. – Это все слишком странно. Не находишь?
– Да, есть немного, – кивнул Хичоль.
– И все?!
– Ну. Я умер. Я воскрес. Что еще сказать? Все уже произошло.
Девушка медленно кивнула, отправляя в рот новое крыло. Хичоль был прав: все странное, что могло случиться, уже случилось. Отчего-то эта фантастическая история не вызывала у нее столько удивления, сколько должна. Наверное, все дело было в том, что все это оказалось слишком странным. Когда человеку попадается что-то сверхъестественное, он принимает это гораздо легче, чем рядовую и будничную историю.
Хиён совершенно не пугало то, что в ее квартире сейчас находился незнакомый парень, числившийся пропавшим без вести более десяти лет и фактически мертвый. Лишь когда она съела половину ведра крыльев и подумала о том, что пора ложиться спать, Хиён задалась вопросом, что делать с Хичолем.
– Тебе есть куда идти?
– Я даже не думаю, что родители могут быть живы, не говоря уже о том, где они живут. На улице глухая ночь, а единственный человек, который меня узнал и не упал в обморок – это ты. Нет, идти мне некуда. Могуя остаться у тебя? Хотя бы до утра, а там попробую придумать, что делать дальше.
– Если только до утра, – кивнула Хиён. – Но потом ты уйдешь.
Что можно ожидать от ожившего мертвеца? Вряд ли он способен что-то украсть или убить во сне. Но Хиён все равно забрала из кухни нож для разделки рыбы, чтобы обезопасить свой сон: если уж на ее вопли два часа назад никто не сбежался, то и в другой случае ждать помощи от посторонних не стоит. Великодушно отдав Хичолю для сна место на диване, девушка предупредила, что если он все-таки передумает насчет куриных крыльев, ведерко с ними лежит у холодильника.

– Эй-эй, проснись! Хиён. – Голос Хичоля ворвался в сон Хиён так неожиданно, что девушка подскочила на месте. – Я тут кое-что придумал.
– Что? Сколько сейчас часов? – заспанно оглядываясь по сторонам, девушка пыталась понять, что происходит.
– Ну, наверное, семь…
– Так ра-ано. Давай поговорим позже. Разбуди через пару часов.
– Нет, послушай. – Хичоль вновь стал трясти ее за плечо.
– Отстань, если ты вчера воскрес, это не повод заставлять людей просыпаться так рано.
– Я воспользовался твоим ноутбуком. Ты же не против?
– Это макбук.
– А какая разница?
– Ох, никакой. – Хиён перевернулась на живот и замерла: сон уже ушел, было бессмысленно пытаться заставить себя заснуть вновь. – Ладно. Что у тебя там?
– Я посмотрел в интернете и пришел к выводу, что я все-таки зомби.
– На человечину еще не тянет? – поинтересовалась Хиён, про себя удивляясь, что Хичоль сумел совладать с современной техником.
– Удивительно, но нет! Мне вообще не хочется есть, как и спать.
– Ну, ты столько лет пролежал в земле, было бы удивительно… Стоп, ты все это время не спал?
«Господи, он же не видел, как я сплю?!» – с ужасом подумала Хиён, натягивая одеяло по самый подбородок.
– Читал. В мире столько всего произошло. Удивительно!
– Вроде того.
– В общем я посмотрел, и похоже, я чем-то болен. Везде пишут, что зомби получаются только из-за вирусов.
– Это в фильмах так.
– А в жизни?
– А в жизни зомби не существует.
– Но я же как-то воскрес. – Хичоль заворчал, недовольным тем, что Хиён явно безразлична его судьба. – Пока не найду другого объяснения, буду считать, что я зомби. Мне надо в больницу.
– Сколько тебе лет? – неожиданно спросила девушка.
– Тебе вместе с теми годами, что я в земле лежал? Сорок.
– Значит, двадцать три… Хах, да ты младше меня!
Хичоль повел плечами, отсаживаясь подальше от громкой Хиён. «И вовсе не младше». Девушка воспользовалась моментом и растянулась на кровати, желая продлить хоть на минуту нахождение в ней.
– А зачем ты спросила про возраст?
– Просто мозгов у тебя явно слишком мало. Ты как себе представляешь? Заявляешься в больницу и говоришь врачам: «Меня убили семнадцать лет назад, но вчера я воскрес, думаю, что это какой-то вирус и я стал зомби». Да тебя же в дурдом упекут. А что, если ты правда зомби и начнешь там разлагаться? Ой!
Хичоль с громким шлепком опустил ладонь на плечо девушки, чем заставил ее замолчать.
– Ты чего?
– А ты не замечаешь?
– Нет… Ого, да ты теплый! – Хиён аж подскочила на месте. – Но ты ведь…
– Мертвый, да. Мы уже повторили это несколько раз. – Закатил глаза парень. – Так что… Что ты делаешь? Эй, Хиён!
Не слушая недовольных возгласов Хичоля, девушка стала щипать его и тыкать пальцем. Ей хотелось понять, что же такое все-таки Хичоль: для воскресшего он обладал слишком уж острым языком и повышенной активностью.
В ходе непродолжительных экспериментов, во время которых Хиён даже успела посчитать количество зубов у Хичоля, они выяснили несколько не слишком удивительных для любого человека вещей, но крайне странных для самого парня. У него была теплая кожа, а сердце вполне себе билось в груди, даже не подумав остановиться после смерти. Кроме того Хичоль продолжал дышать, но задерживал дыхание более чем на пять минут, не испытывал голода, но при этом очень много пил.
– Это все странно. – Заключила Хиён, пытаясь сварить себе кофе.
– Согласен. Еще бы понять, что со всей этой странностью делать.
– Я бы предложила тебе обратиться к врачам все-таки. Только не говори, что ты вчера воскрес.
Хичоль дернул бровью, выказывая свое несогласие со словами девушки.
– Ты ведь не можешь оставаться вечно у меня. Рано или поздно придется выйти из квартиры. Лучше решить, что делать, уже сейчас.
Хиён казалась настроенной решительно, Хичолю даже казалось, что девушке не терпится избавиться от него поскорее, но высказываться об этом он не стал. В голове все еще не укладывалась мысль о том, что он был мертв семнадцать лет, а теперь ходил, дышал и думал. Еще позавчера он сидел с друзьями и отмечал лень рождения своего сокурсника, а теперь на дворе две тысячи пятнадцатый год и ему уже сорок. От осознания своего возраста Хичоля передернуло, и он стал ощупывать свое лицо: слава богу возраст никак не отражался на его внешности. По ощущениям Хичолю было все так же двадцать три.
Задумавшись о перспективе быть вечно молодым, парень уже начал строить планы на ближайшее время, но вновь принял озадаченный вид. Неразрешенность причины, по которой он ожил, гложила Хичоля настолько сильно, что парень просто не мог усидеть на месте. К обеду было решено, что он все-таки попытается найти где-нибудь врача или свяжется с родственниками.
Чувствующая перед ним вину Хиён попыталась предложить Хичолю свою помощь, но парень отказался. Каким бы странным не казалось то, что первым, кого он нашел после воскрешения, была спасенная некогда девочка (теперь уже девушка), Хичолю нужно решать насущные проблемы. И Хиён в их список не входила.
– Спасибо, что не убила и дала другую одежду. – Выходя за порог квартиры Хиён, произнес парень. – И извини, что напугал.
– Если бы ты тогда не вступился, я бы здесь вряд ли стояла.
– А еще мне бы было сейчас сорок. Во всем есть свои плюсы, – подмигнул ей Хичоль. – Ну… Прощай?
– Удачи тебе в поисках родителей.
Закрыв дверь и вздохнув с облегчением, Хиён вдруг задумалась над тем, что произошло вчера. До этого момента она ни разу не вспомнила о событиях, предшествующих появлению Хичоля. Осенившая девушку мысль заставила Хиён кинуться к своей сумке: карта Таро вместе с визиткой гадалки все еще лежали внутри. «Как она говорила? Если понадобится ее помощь, позвонить?» – Хиён побежала к двери и босиком выскочила в подъезд.
– Хичоль, подожди!
Но парня уже не было. Не отчаиваясь, Хиён побежала вниз и открыла дверь подъезда, но и на улице она не увидела Хичоля. Парень слово испарился.
– Ай, дырявая голова. Как не догадалась сразу… – посетовала на свою забывчивость Хиён. – Где его теперь искать?
Она ощущала свою ответственность, оттого этот промах казался девушке непростительным. И все же бежать вот так босиком по улице, чтобы разыскать Хичоля было глупой затеей. Хиён оставалось лишь надеяться на то, что судьба сведет их снова. Ведь такие неожиданные встречи никогда не бывают случайными.
продолжение в комментариях

@темы: Super Show'14, SS'14 Beijing [fiction], S: мини, R: PG-13, M: Ким Хичоль, G: юмор, G: повседневность, G: мистика, G: гет, G: AU, F: SNSD, F: EXID

URL
Комментарии
2015-07-19 в 12:56 

suju-remix
Only mustaches, only SuJu
читать дальше

URL
2015-07-19 в 12:57 

suju-remix
Only mustaches, only SuJu
читать дальше

URL
2015-07-19 в 12:58 

suju-remix
Only mustaches, only SuJu
читать дальше

URL
2015-07-19 в 12:58 

suju-remix
Only mustaches, only SuJu
читать дальше

URL
2015-07-19 в 12:59 

suju-remix
Only mustaches, only SuJu
читать дальше

URL
2015-07-19 в 12:59 

suju-remix
Only mustaches, only SuJu
читать дальше

URL
2015-07-19 в 13:00 

suju-remix
Only mustaches, only SuJu
читать дальше

URL
2015-07-19 в 13:01 

suju-remix
Only mustaches, only SuJu
читать дальше

URL
2015-07-19 в 13:01 

suju-remix
Only mustaches, only SuJu
читать дальше

URL
     

sapphire galaxy

главная