Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:05 

Super Show in Beijing I [Золушка]

suju-remix
Only mustaches, only SuJu
Название: Шиволушка
Автор: Shivano
Сказка: Золушка
Пейринг/другие персонажи: Хичоль/Шивон, Кюхён, Сонмин, Рёук
Рейтинг: PG-13
Жанр: Слэш, Hurt/comfort, POV
Размер: Мини
Краткое содержание: После смерти родителей сирота Шивон терпит унижения от мачехи и сестёр. И вдруг ему выпадает возможность попасть на бал. Сумеет ли парень воспользоваться выпавшим шансом и стать, наконец, счастливым?
Комментарий автора: Написано слегка сумбурно и, возможно, затянуто. Но, надеюсь, вам понравится. Приятного прочтения! П.с. Просьба не воспринимать серьёзно образы сестёр, они ни в коем случае не передают отношения автора к людям, чьими именами они названы~

Давным-давно, в одной из дальних земель процветало крошечное королевство. Настолько крошечное, что Вы могли бы заехать в него и выехать, сами этого не заметив. А в этом королевстве жил-был…я. Удивлены, правда? Знаю, никто не привык к сказкам от первого лица. Но эта история настолько фантастична и неправдоподобна, что позвольте мне самому поведать Вам о ней, дабы Вы ни на секунду не усомнились в реальности всего происходящего.

Так вот, о чём я…
жил-был я, Чхве Шивон.
Наш родовой замок, не смотря на свои скромные размеры, издалека отдавал роскошью и богатством. Нет, мои родители не были безвкусными дворянами, каждый метр в имении которых напоминал бы о деньгах – они умели создать ‘богатую простоту’. Небольшой тёмно-серый замок в готическом стиле, украшенный башенкой со своей восточной стороны, внутри был наполнен уютом и теплом.

Как только гувернантка обучила меня чтению и начала проводить со мной за книгами по несколько часов в день, я очень полюбил узнавать что-то новое со страниц романов о путешественниках, сборников детских сказок и огромных иллюстрированных энциклопедий. А по вечерам отец устраивался в кресле возле камина, сажал меня к себе на колени и мы вслух читали Библию. Однажды мама даже попросила нас позировать для неё в подобный момент, написав картину, которая провисела над камином долгие годы. До самой её смерти.

Спустя два года после кончины матери, как раз перед моим шестнадцатилетием, отец подозвал меня к себе в саду и признался, что собрался жениться во второй раз.
Аргументируя это тем, что мне нужна материнская опека, которой он не сможет предоставить, уже через месяц женщина с фамилией Ли (отец называл её не иначе как ‘миссис Ли’, поэтому я даже не знал имени своей мачехи) переехала со своими дочерями в наш замок. Её дочери были моими ровесницами: Вукки и Минни родились с разницей всего лишь в год, из-за чего были очень близки и похожи. Близки в своих гадостях и похожи противностью своего характера. Если мачеху я ещё был готов терпеть, то сводные сёстры вызывали глубокое отвращение и презрение. Но мать всегда учила меня, что нужно терпеливо относиться к недостаткам людей, поэтому со временем я просто смирился с избалованностью сестёр и перестал обращать на это внимание.

Спустя ещё год я похоронил и отца. Мачеха стала полноправной хозяйкой замка.

Вот тут-то и проявилась её истинная сущность. Если раньше я удивлялся, в кого сёстры удались настолько противными, то теперь все вопросы отпадали сами собой. Холодная, злая, жестокая женщина – кого ещё она могла вырастить?

В первый же день после смерти отца миссис Ли вышвырнула все вещи из моей спальни.
– Для тебя одного здесь слишком много места, мальчишка. Наверху уже приготовлена твоя новая комната.
И она указала пальцем в сторону лестницы, ведущей к маленькой башне в восточной части замка.

С тех пор я поселился в небольшой комнатушке, став прислугой и рабом в своём собственном доме. Минни расположилась в моей прежней комнате, Вукки отдали спальню мамы, а миссис Ли забрала себе покои отца.

За долю секунды моя жизнь превратилась в ад.

*****
Что-то тихо зашелестело возле подушки. Открывать глаза было лень, поэтому я просто аккуратно подвинул источник шума рукой. Маленькая коноплянка испуганно махнула крылом, чуть не слетев с кровати. Неодобрительно чирикнула, но позиций не сдала. Стараясь шуметь чуть тише, продолжила тщательно вычищать пёрышки.

Очередное утро. Очередной рассвет, нарушивший мой сладкий сон. А я только заканчивал удобрять компостом богатые убранства миссис Ли, предварительно разрезав на мельчайшие кусочки ленты для волос её дочерей. Кажется, сегодня улыбка весь день не будет сходить с лица. В этот раз не пугают даже ожидающие меня фразочки по типу ‘чего лыбишься, недоносок?’, приготовленные моими милыми дамами для подобного случая – пока что они не умеют заглядывать в мои мысли, следовательно, я обладаю мощным внутренним контроружием.

Умылся, натянул заштопанные во всех возможных местах штаны, пригладил волосы рукой. На противоположной от входной двери стене висела маленькая иконка – единственное, что мачеха разрешила мне забрать из маминой комнаты. Встал на колени, плавно перекрестился, принялся молиться. Произнеся каждую молитву по три раза, в очередной раз попросил у Бога прощения за все посещающие меня мысли и мечты о скорой кончине любимых родственниц и поцеловал икону.

Недалеко от кровати стоял старый мешок, наполненный зерном. Его удалось стянуть с кухни во время очередного званого ужина миссис Ли. Достав из мешка горсточку зёрен, высыпал их на подоконник. Мигом слетелась небольшая кучка моих старых друзей: несколько вьюрков, две чёрно-серые кукушки, стайка зябликов, одна крохотная зарянка и огромный чёрный ворон. Коноплянка, успевшая уснуть в постели во время моих утренних процедур, пришла в себя уже к концу трапезы, пытаясь ухватить хоть что-то из оставшегося. Бегая по подоконнику, пытливо заглядывала в каждую его трещину, в надежде найти хоть какую-то лушпаечку. Её паника не могла не вызвать улыбку. Я набрал из мешка ещё немного зёрен, подошёл поближе к птице и подставил ей ладонь.

Пока счастливая коноплянка залпом проглатывала свой завтрак, башенные часы на главном замке королевства пробили шесть раз. Пора приступать к работе.

Преодолев длинную лестницу, ведущую от башни к спальням сестёр и мачехи, подошёл к огромным окнам в коридоре. Они ещё были задёрнуты массивными красными шторами невероятных размеров . Отец купил эти шторы на ярмарке во Франции, приказав слугам повесить их напротив спальни, чтоб они стали первым, что он будет видеть каждое утро, выходя из своих покоев. Отец любил подобные ‘мелочи’, ситая, что каждая вещь должна обрести своё место в доме, тогда тот наполнится уютом и теплом.

Воспоминания об отце заставили сердце больно сжаться. Но работа не ждала, а сёстры закатят дичайшую истерику, если не разбудить их вовремя. ‘Вовремя’. Можно подумать, для бездельников время имеет какое-то значение.

Пытаясь подбодрить самого себя позитивными мыслями (воображая Минни, подсыпающую в чай сахар, заботливо заменённый мною на соль), присобрал шторы, закрепляя их на стене огромными золотистыми подхватами. Коридор наполнился ярким солнечным светом. Невольно улыбнулся красоте нового дня – даже противные женщины не могли омрачить эту радость.

Первой была комната Вукки. Трижды легонько стукнув по двери, убедился, что сестра ещё спит и тихо зашёл внутрь. В комнате было темно. Стоял противный запах лука, который Вукки вчера за ужином выковыривала из всех салатов, по причине дикой к нему любви. Её громогласный храп эхом разносился по всей комнате.

Закрепив подхватами ярко-жёлтые шторы, немного приоткрыл окно, впуская свежий утренний воздух.
—Доброе утро, Вукки. Пора просыпаться.

Сестра промычала что-то сквозь сон, но глаз не открыла. Тогда пришлось подойти к кровати и прикоснуться (о Господи, я ненавидел эти моменты) к её плечу.
—Сестра, вставай. Начался новый день. Птички поют, солнышко светит, а ты всё такая же противная и мерзкая.
Храп мгновенно стих. Приоткрыв один глаз, Вукки нахмурила брови и тихо проблеяла:
—Что ты сейчас сказал, недоносок?
Выражение её лица в этот момент стоило даже возможного наказания от мачехи, которое непременно последует, если сестра расскажет о подобных приятностях.
—Ничего, говорю, с добрым утром. День новый начался, вставать пора. Собирайся и спускайся в столовую, скоро подам завтрак.

Следующей была комната Минни. В неё нужно было заходить с респиратором и солнцезащитными очками, ведь стоило лишь переступить порог, как тебе в нос ударял резкий концентрированный запах всевозможных девчачьих духов, а глаза разъедало от обилия розового цвета и разного рода блестяшек.

Раздёрнув шторы, подошёл к кровати.
—С добрым утром, миледи. Пора вставать.

Минни хрюкнула сквозь сон и через минуту разлепила глаза.
—О, Шиволушка, ты ли это? С добрым утром, свет очей моих. Не забыл, надеюсь, погладить моё розовое платье?
Стиснув зубы, я попытался сохранить спокойствие и непоколебимость. Выжав из себя улыбку, тихо ответил:
—Какой из восьми десятков твоих розовых нарядов я должен был погладить? Тот, что с плотным корсетом и пышной юбкой? Так ты не переживай, как только натянешь его на свой жир – складки на платье сами разгладятся.

Бледное лицо Минни покрылось багровыми пятнами. Казалось, ещё секунда, и из её ушей повалит дым. Подорвавшись с кровати, сестра истерично завопила ‘Мааам, Шивон меня опять оскорбляет!’ и выбежала из комнаты.
‘Шиволушка’. До чего же я ненавидел это гадкое прозвище, которым сёстры одарили меня несколько лет назад. Всё из-за той бедной девушки, Золушки, что проживала в нашем королевстве, и о которой теперь из уст в уста передавались легенды и сплетни. Хотя бедной её назвать нельзя – из сироты-служанки превратилась в жену старшего сына короля, что с трудом можно обозвать сложной судьбой. Но она теперь богата, а её прозвище перекочевало мне. Как повод для ещё большей ненависти к сёстрам.

Из комнаты мачехи послышались какие-то звуки, и спустя пару секунд в дверях показалось довольное лицо Минни.
—Матушка зовёт тебя к себе. Поторопись.

Смирившись с предстоящим мне наказанием, медленно вышел из комнаты и с видом полнейшей отрешённости зашёл в спальню мачехи.
Она сидела на кровати, облокотившись о её спинку, поглаживая огромного чёрного кота. Люциус был противнейшим созданием, норовящим впиться мне в ногу каждый раз, как я пытался покормить или искупать его. И, стоит признать, несколько раз ему это таки удавалось.

В комнате ещё были задвинуты шторы, поэтому лицо мачехи освещалось лишь редкими лучами, пробивавшимися сквозь них. Это была худощавая неприятная женщина с вытянутым бледным лицом. Её щеки и лоб украшали глубочайшие впадины морщин, а седые волосы редкими пучками торчали кое-где из головы, что заставляло миссис Ли прикрывать свои лысины париками.

—Я погляжу, дитя моё, у тебя очень много времени, раз его хватает на грубости по отношению к сёстрам?

Её голос был холодным и неприятным. Словно кто-то с нажимом проводил куском метала по стеклу.
Я стоял молча, уставившись ей в глаза. Меня не мучала совесть, я не испытывал ни малейшего упрёка совести. Единственное чувство, посещающее меня каждый раз, как я смотрел на эту женщину – чувство ненависти. Иногда ещё отвращения.

Мысленно извинившись перед Богом за подобные мысли, всё так же не издал ни звука. Стоял молча, как заключённый перед гильотиной, ожидая оглашения смертного приговора. Через минуту мачеха заговорила вновь:

—Что ж. Видимо, тебе действительно маловато работы по дому. Но не переживай, я найду, чем тебя занять. Итак, например… Начни с чистки ковра в гостинной. Там осталось немного крови от последней крысы, загрызенной Люциусом.

На этих словах миссис Ли нежно поглядела на кота, продолжая поглаживать его наглую морду.

—Затем вымой окна на каждом из этажей. И в подвале. И на кухне. И не забудь про окна в наших с девочками спальнях. Ах да, ещё гобелены и гардины. Так же не забудь про сад, террасу, которую надо побелить, отдрай коридор и лестницы, и, разумеется, не оставь без внимания шитье, штопку и стирку. После всего этого искупай Люциуса, что-то он за два дня успел испачкаться.

Услышав своё имя в сочетании со словом ‘мыть’, Люциус нервно дёрнулся, спрыгнул с кровати и выбежал из комнаты.

—Надеюсь, ты всё запомнил?

Уровень моего достоинства был слишком высок, чтоб показывать, как сильно
хотелось сейчас оказаться на месте Люциуса, с возможностью разодрать когтями её морщинистое лицо, поэтому я лишь улыбнулся и со словами ‘Да, матушка, всенепременнейше’ вышел из комнаты.

Утро прошло в уборке, стирке и готовке. Не успел я закончить накрывать на стол, как мои сёстры соизволили спуститься к завтраку. Девушки привели себя в порядок, что им, собственно, не особо помогло.
Вукки была невысокого роста, обладая при этом негармоничными угловатыми формами – тонкая талия, тонкие руки, тонкая шея. Она вся напоминала подгнившую длинную ветку, которая, пошатываясь на ветру, изредка поскрипывала.
Минни же была полной её противоположностью. Высокая сбитая барышня, обладательница огромнейшего бюста, несоизмеримого размера зада и коротких толстых пальцев. Причём, на каждый из них Минни обычно натягивала по несколько колец, из-за чего потом часто устраивала истерики, так как к вечеру не могла снять аксессуары со своих сарделек.

Сёстры с жадностью уплетали свой завтрак, как вдруг в дверь громко постучали. Из-за неё послышался писклявый голосок:
—Именем короля, откройте!

На пороге стоял небольшой мужчинка с огромным белым париком на голове, явно прикрывающим его блестящую лысину. Он протянул мне конверт с королевской печатью, и голосом, передающим всю важность и серьёзность его визита, произнёс:
—Срочное послание от его королевского Величества!

Вукки вмиг очутилась возле меня, вырвав конверт из рук. Не успела она даже начать его распечатывать, как вдруг, словно из-под земли, за её спиной нарисовалась Минни. Сёстры поочередно выдёргивали конверт друг у друга из рук, пока их не прервал строгий голос миссис Ли.
—Девочки, ну что вы как малые дети. Дайте мне, я сама прочитаю послание.

Минни, всем своим видом показывая глубочайшую обиженность на матушку, передала ей конверт.
Мачеха распечатала и пробежалась глазами по содержанию.

—Это приглашение на бал! В честь его Высочества принца! Король повелевает явиться всем девицам на выданье…
Не успела она дочитать, как сёстры завизжали, словно две подрезанные свинки. Они принялись скакать по столовой, кружась в вальсе с воображаемым принцем.
—…а так же неженатым парням.
Девушки замерли. Уставились на мать и удивлённо округлили глаза.
— Матушка, парням? - возмущённо спросила Вукки, косясь в мою сторону. — А им-то зачем?

Мачеха ещё раз пробежалась взглядом по написанному на пергаменте приглашению.

—А, всё ясно. Король хочет расширять королевство, увеличивая прирост населения. А для этого необходимо, чтоб в этом году сыграли как можно больше свадеб. Вот старый хитрец, задумался сводничеством заняться! – мачеха ухмыльнулась и повернулась к дочерям. — Девочки, сегодня вечером мы едем на бал!

Сёстры засуетились по дому, решая, какой бы наряд подобрать для подобного торжества. Я подошёл к мачехе, которая всё ещё вчитывалась в приглашение, и тихо спросил:
—Если они приглашают неженатых парней, значит, я тоже могу поехать?

Вукки, которая в этот момент как раз споткнулась в коридоре о Люциуса, за что чуть не огребла от него когтями по колену, услышала мой вопрос и заглянула в столовую.
—Матушка, ты действительно разрешишь этому оборванцу поехать с нами?
Я пропустил подобное хамство мимо ушей, ожидая ответа мачехи.

—Ну что ж… Ты действительно неженатый. И парень. И тоже житель этого королевства. Собственно, ты можешь поехать…
Вукки открыла рот от удивления, вследствие чего её впавшие щёки впали ещё больше, и она всё убедительнее стала смахивать на рыбу.
—…но только при одном условии, - миссис Ли замолчала и хитро ухмыльнулась.
— Я вас слушаю.
— Сделай до вечера всё, что я загадала тебе на день. А так же подготовь девочкам наряды на бал. Ну и, конечно же, поедешь лишь в том случае, если найдёшь себе подходящее убранство. Негоже ведь ехать в королевский замок в заштопанных штанах.
И она, смерив меня презрительным взглядом, удалилась в свою спальню.

Моему счастью не было предела! Плевать на тонну работы и перспективу весь день терпеть сестёр, помогая подобрать им платья. Это был шанс вырваться на свободу! Впереди замаячил тёплый огонёк. Я смогу выйти в люди, отдохнуть немного от тошнотворной работы, посмотреть, наконец-то, на красивых девушек, а не на этих трёх мегер.

Прежде чем приступить к выполнению заданий от мачехи, пулей взбежал по лестнице, ведущей к башне. Резко распахнув дверь, услышал тихое повизгивание.
— Прости, Багси! Не заметил тебя.
Мой маленький французский бульдог с обиженным видом выбрался из-за двери, которой его нечаянно подбило, и подполз к моим ногам. Наклонившись, взял его на руки.

Багси подарили Минни в день её совершеннолетия. Но сестру не интересовало ничего, кроме еды, украшений и нарядов, поэтому собака оказалась заброшена непутёвой хозяйкой. Никто даже не заметил, как я стащил Багси из её спальни и отнёс к себе в башню. Теперь он жил со мной, став единственным существом в этом мире, которое меня ещё любило.
— Не обижайся, я правда не хотел. Просто я очень взволнован, так как вечером мы едем с сёстрами на бал. Мачеха даже разрешила отправиться с ними, представляешь себе?!
Багси уставился на меня своими огромными чёрными глазами и удивлённо приподнял бровь. Внезапная доброта миссис Ли вызывала странные сомнения не у меня одного, но я, в отличии от Багси, пытался заглушить в себе подобные мысли. А вдруг она действительно решила сжалиться надо мной и позволить провести хоть один вечер в том обществе, к которому я привык с детства?

Залез рукою по кровать, нащупав там небольшое кольцо, вставленное в пол. Когда-то давно этот тайник сделала папа, чтоб прятать туда подарки для мамы, припасённые на их годовщины, а теперь этим тайником пользовался я.
Последние пару лет я хранил там небольшой старый сундук, в котором осталось несколько папиных вещей. Их удалось сохранить при наведении порядка в отцовской комнате, для переезда туда миссис Ли. Одним из таких драгоценных сокровищ был старый папин фрак.

Местами подкладку проела моль, штаны были чуть длинноваты, и рубашка висела слишком свободно – пусть, ничего страшного. Где-то подошью, где-то подчищу, где-то заштопаю. Главное, что мне есть в чём идти на бал! И тут мачеха уже никак не сможет помешать.


Но как же я ошибался. Не успел я спуститься на первый этаж, как поручения тут же посыпались на меня, словно из рога изобилия. Матушке нужно было почистить парик и накрахмалить юбку, сёстрам опять перестирать наряды и успеть их высушить до вечера, Люциуса искупать и привести в порядок, так как мачеха, неведомо зачем, собралась тащить на бал и его.

До бала оставалось чуть больше часа, а я только успел впихнуть Минни в огромнейшее розовое платье, больше напоминающее парашют. Вукки пришлось затянуть корсет так, что её рёбра под ним чуть не потрескались. Но зато теперь, если бы она стала в профиль за яблоней во дворе, её бы даже никто не заметил.

За полчаса до бала удалось-таки закончить все дела, оставив себе свободную минутку. Это время надо было потратить на то, чтоб привести в порядок фрак, поэтому ценной была каждая секунда.

Влетев в свою комнату, сразу же бросился к сундуку. Мгновение – и работа уже шла полным ходом. Игла сегодня на удивление легко скользила, швы получались прелестно ровными, и уже через двадцать минут фрак обрёл почти идеальный вид.

Нарядившись, я в долю секунды преодолел десятки ступенек, и… и замер на месте.
Пол был усеян следами грязных лап Люциуса. Все окна в секунду стали серыми из-за потёков мутной воды, словно кто-то нарочно облил их. Из кухни доносился запах чего-то горелого. Картины покосились, а гобелены были заляпаны краской.
Осматривая коридор, над вычищением которого я работал сегодня несколько часов, не жалея сил и здоровья, сейчас просто отказывался верить своим глазам.
Как? За что? Почему они так поступили со мной? Я ведь весь день выполнял каждый их мельчайшее требование.

Из своих покоев вышла мачеха. Неумело изобразив удивлённый вид, она не смогла скрыть довольного выражения лица, заметив мою реакцию на весь этот хаос.

— Шивон, мне кажется, или в коридоре слишком грязно? Мы так не договаривались. Фрак-то ты раздобыл, а выполнить все данные обещания? Негоже это, сынок, ох негоже. Ну, нам с девочками уже подали карету. Мы поехали на бал. Счастливо оставаться!

И она, помахав рукой, скрылась за парадной дверью.

Наверное, будь я девчонкой, уже давно разрыдался бы и начал биться в истерике. Но злость и ненависть во мне победили. Взяли верх над отчаянием. Кровь закипала, хотелось рвать и метать всё вокруг. Я пнул кота ногой так, что он отлетел в другой конец коридора. Снял со стены уродскую картину, купленную мачехой год назад, и разорвал её в клочья.

Поднялся к спальням сестёр. Они оказались заперты. Выбил ногой дверь и бросился крушить всё подряд. Казалось, мозг в этот момент отключился, и тело руководствовалось только одним чувством – злостью. Розовые платья Минни полетели из окна. Туда же отправились все её украшения и духи. У Вукки в комнате после одного моего удара зеркало разлетелось на мельчайшие кусочки. Некоторые застряли у меня в кулаке, по которому уже начала стекать кровь, но на это не хотелось обращать внимание.

Дойдя до комнаты мачехи, на секунду остановился. Глубоко вдохнул. Воздуха не хватало. Срочно требовалась порция кислорода.
Через чёрный выход отправился в сад. Там было тихо, темно, и только вода в фонтане, пуская от ветра лёгкую рябь, отображала луну.

Опустился просто на землю. Присев, оперся спиной на фонтан, и устремил взгляд в небо.
Сил не было. Слёз, на удивление, тоже. Где-то внутри что-то рухнуло, вместе с несбыточными надеждами и разбитой маленькой мечтой. Ведь я просил не так уж много… Просто разрешить мне побыть с людьми. Вырваться из своего маленького ненавистного мирка, в котором единственными моими радостями были собака и птицы. Пообщаться с кем-то умным, интересным, с кем-то, кто владеет человеческим языком. А не с сёстрами.

—Мам, пап.… Неужели я так много прошу? – на секунду почувствовал себя сумасшедшим, общаясь с небом, но потом продолжил, - неужели я не заслуживаю счастья и свободы? Как же мне вас не хватает, чёрт побери. Как же сейчас нужна помощь, поддержка, чьё-то тепло, забота. Вас слишком рано забрали у меня. Я слишком рано остался совершенно один.

Сил сдерживать слёзы уже не было. Они хлынули ручьем, не спрашивая моего разрешения. Впервые за все года я позволил себе жалость к самому себе. Впервые расплакался, из-за чего сейчас ненавидел всё происходящее ещё больше. Тряпка. Слюнтяй. Шиволушка. Правы были сёстры. Ты ничтожество. Сирота, которая должна сгнить в одиночестве. Только на такую участь заслуживает человек, который не может справиться со всеми испытаниями судьбы.

—Ну-ну, не будь к себе так жесток.

Голос прозвучал, словно из ниоткуда. Я подскочил и в секунду перестал плакать. В нескольких метрах от меня стояло огромное кресло, на котором сидел мужчина в красивом дорогом костюме. В одной руке он держал широкий стакан, наполненный полупрозрачной жидкостью янтарного цвета, а во второй двумя пальцами сжимал огромную сигару. Сделав глубокую затяжку, мужчина медленно выдохнул дым и опять заговорил:

— Эхх, а ты подрос. Когда видел тебя в последний раз, совсем ещё карапузом бегал.
—Простите, а вы кто?

Мужчина не ответил, так как его губы в этот момент сжимали сигару. Сделав ещё одну глубокую затяжку, он уставился мне прямо в глаза и с минуту просто молчал.

— Я твой крёстный отец, Шивон.

От неожиданности у меня отвисла челюсть. Убедившись, что мужчина не шутит, решил, всё же, переспросить ещё раз.

— Крёстный отец? Мой крёстный отец?

Мужчина улыбнулся и встал с кресла. Подойдя ко мне, протянул руку и представился:

— Чо Кюхён. И да, твой настоящий крёстный отец.

После этих слов он обнял меня и так крепко прижал к себе, что под фраком жалобно затрещали рёбра. Всё ещё слабо веря в реальность происходящего, я всё же ответил на его объятия. И лишь когда Кюхён вернулся в кресло, задал следующий вопрос:

— Но… Но что вы тут делаете? И как вы попали сюда?

Кюхён отпил немного жидкости из бокала и опять мне улыбнулся.

— Не мог же я просто спокойно наблюдать за тем, как моего крестника несправедливо оскорбляют, запрещая поехать на бал. А ведь бал, сынок, не каждый день случается.
— Понимаю. Но я ведь всё равно на него не попаду. Так что не сыпьте соль на рану, крёстный…

Он засмеялся, откинув голову на спинку кресла.

— Вы поглядите на этого пессимиста. Эй, Шивон, я тебя не узнаю! Где моя любимая лучезарная улыбка? Где огонь в глазах и вера в лучшее? Или ты считаешь, будто я явился в этот сад с целью подразнить тебя и вновь скрыться на 20 лет?

Я молчал. Абсурдность всего происходящего до сих пор оставляла в моей голове несколько миллионов вопросов, без возможности найти на них ответ, а тем более понять, как крёстный отец может помочь мне попасть на бал.

— Эх, крестник. Не веришь ты мне на слово. Ну что ж, тогда смотри внимательно и прекращай уже во мне сомневаться.

Кюхён, не вставая с кресла, мягко взмахнул сигарой. Та в секунду удлинилась, стала немного тоньше, превратившись в длинную тонкую палочку. Волшебную палочку. Мои глаза округлились до размера блюдца. Несколько раз быстро моргнул, но видение никуда не пропало. Кюхён действительно держал в руках волшебную палочку.

Один лёгкий взмах – и огромная тыква, растущая недалеко от фонтана, превратилась в карету. Ещё взмах – и кучка мышей, прячущихся возле куста, обрела, в прямом смысле, лошадиные размеры, превратившись в четвёрку белогривых коней.

— Ну, ты у нас не Золушка, так что превращать кого-то в лакея я не стану. Без него в карету залезешь. Да и для кучера у нас никого подходящего нету.… Думаю, твои кони достаточно умные, чтоб не перепутать и доставить тебя до замка без ударов хлыстом по спине, - Кюхён подмигнул мне и отпил ещё немного жидкости из своего стакана. — А теперь последний штрих. Красота моего любимого крестника должна засиять на полную силу.

Взмах палочкой – и вот на мне уже прекрасный новенький фрак, блестящие туфли и – неожиданно – исчезнувшая боль в кулаке. Он вновь был чистым, без следов застывшей крови и осколков стекла в глубоких ранах.

— Вау… - тихо выдохнул я, не в силах произнести больше ни слова, - как мне отблагодарить тебя, крёстный?

Кюхён последним глотком допил оставшуюся жидкость, и стакан сразу же растворился в воздухе.

— Оставь все благодарности на потом. Главное – повеселись от души. И обязательно присмотри себе кого-то симпатичного.

Он подмигнул и задорно хихикнул. Видимо, жидкость в стакане была очень алкогольной.

— Ах да, забыл тебя предупредить… Волшебство рассеется ровно в полночь и бла-бла. К сожалению, я настолько же слабый волшебник, как и моя старшая сестра, которая помогала Золушке, так что надолго сделать тебя счастливым не получится. Я лишь подарил тебе возможность – остальное в твоих руках, - и его губы расплылись в тёплой улыбке.

Я все ещё был не способен произнести хотя бы слово, поэтому просто подошёл к Кюхёну и крепко его обнял.

— Спасибо, крёстный. Обещаю, я использую свой шанс на полную.

Не успел я залезть в карету и потянуться к ручке, чтоб закрыть дверцу, как возле неё вмиг оказался Кюхён и воскликнул:

— Опять чуть не забыл. Нужно ведь, чтоб сёстры и мачеха тебя не узнали. Прости, может это и прибавит тебе пару годков, но зато оставит незаметным.

Взмах палочки – и я почувствовал над верхней губой элегантные пышные усы.

— Усы? Крёстный, ты серьёзно? – я был не в силах сдержаться от лёгкого смешка.
— Ну прости, это ведь не бал-маскарад. Там всё было бы значительно проще, – он обижено надул губки и притворно пробурчал. – Езжай давай. Принцессы заждались!

Я высунулся из окна, чмокнул крёстного в щёку, от чего тот залился ярким румянцем, и карета тронулась.


*****

В огромном бальном зале было несметное количество народа. Десятки девушек, прохаживающиеся в роскошных платьях, постоянно о чём-то между собой перешёптывались и метали игривые взгляды в джентльменов. А мужчины, тем временем, оценивающе приглядывались и обсуждали между собой последние новости королевства. Судя по всему, бал ещё не начался. Все ждали принца.

Я принялся расхаживать по залу, рассматривая местных красавиц. Все они были не дурны собой (за исключением, конечно же, моих сестёр, которых я заметил в другом конце зала; Минни стояла возле стола, заваленного вкусностями, запихивая огромную куриную ножку себе в рот, а Вукки, сощурившись, выискивала недостатки у потенциальных соперниц), обаятельны и приятны. К тому же, обладали прекрасными манерами. Они были богаты, счастливы и беззаботны. Для полного комплекта не хватало только принца в мужья – и жизнь можно считать прожитой не зря.

Спустя минут десять я приуныл. Не смотря на все прелести каждой из девушек, не было ни одной, которая бы выделилась из толпы и запала мне в душу. Ни на одной из них мой взгляд не задержался дольше нескольких секунд. Все они были одинаковы. Прекрасны - но одинаковы.

От грустных мыслей меня отвлёк голос, донесшийся, словно с потолка.
На верхней ступеньке огромнейшей лестницы стоял тот самый низенький мужчинка, что принёс в наш дом приглашение на бал. Он горделиво приподнял подбородок и громко провозгласил:

— Его Величество, принц.

Мужчинка сделал несколько шагов в сторону, а широкие дубовые двери, находившейся до этого за ним, распахнулись.
Моему взору представился идеальной красоты человек. У него были мягкие черты лица, пухлые губы и огромные глаза, горящие дьявольским огоньком. Каштановые локоны напоминали рамку, обрамляющую совершенную картину. Белый фрак идеально сидел на принце, подчёркивая его тонкую талию и плавные линии фигуры.

Я не мог оторвать взгляд от этого человека. Неведомая сила приковала мой взор, лишив возможности думать о чём-либо другом. Сердце бешено выстукивало какой-то новый ритм, разгоняясь до сумасшедшей скорости, а иногда вовсе пропуская несколько ударов. В висках запульсировало, лоб мгновенно увлажнился, внизу живота тяжело заныло. Незнакомое новое чувство полностью овладело мною.

Принц спустился в зал и оркестр тут же заиграл вальс. Все разбились на пары, закружившись в танце, а те, кому пар не хватило, отошли к стене, ожидая следующей мелодии. По традиции, первый танец принц танцевал с матерью, так что девушки лишь томно вздыхали возле стены, мечтая поскорее оказатьсяна её месте.

Мне не хотелось приглашать ни одну из них. Единственным желанием было ещё раз насладиться лицом принца, рассмотреть его поближе, опять увидеть этот дьявольский огонёк.

Вальс прекратился. Началась кадриль, и принц, откланявшись королеве, устроился на троне, расположенном в противоположном конце зала. Все знали, что он будет отдыхать до тех пор, пока не заметит девушку, которая сможет его заинтересовать.

Я решил немного приблизиться к трону, чтоб иметь возможность поближе взглянуть на принца. Аккуратно обходя стоявших у стены барышень и джентльменов, занял самое удобное и близкое к трону место. Первые пару минут делал вид, что рассматриваю огромную картину, украшающую стену, а потом развернулся лицом к танцующим и принялся искоса поглядывать на принца. Он сидел, величественно обводя взглядом присутствующих. Я заметил, что взгляд его долго ни на ком не задерживался, и уже через два-три танца принц стал откровенно скучать.

От скуки он начал рассматривать не танцующих гостей, которые стояли у стены. Не найдя и тут никого интересного, он собрался уже было отвести взгляд, но вдруг заметил меня. И застыл.

Внутри всё сжалось и похолодело. Ещё через несколько минут взорвалось и рассыпалось на мелкие кусочки. Моё тело словно парализовало. Принц прожигал меня изучающим взглядом, не моргая и не отворачиваясь уже больше минуты. Одарив меня лёгкой полуулыбкой, он отвёл взгляд и опять принялся рассматривать танцующих. Только теперь в его глазах опять горел тот дьявольский огонёк, из-за которого я вмиг перестал дышать. Мне срочно нужен был воздух.

Из зала были распахнуты широкие двери в сад. Я быстро пересёк танцевальную площадку и почти что выбежал на свежий воздух.
Башенные часы показывали девять вечера. Луна ярко освещала наполненный зеленью пустынный сад, по которому разливался дурманящий аромат роз. Я прошёл немного дальше, обнаружив невероятной красоты беседку, располагающуюся на краю резкого обрыва. Замок стоял на высоком холму, и из этой беседки открывался потрясный вид практически на всё королевство.

Недалеко от беседки расположилось огромное искусственное озеро. От одного берега к другому тянулся высокий белый мост. Перила украшали витые железные лианы и цветы, листья и небольшие сердца. Я взобрался на мост, облокотился на перила и уставился в тёмную гладь воды.

Сердце всё ещё учащенно билось. Дыхание понемногу вернулось в норму, но стоило мне только вспомнить о принце, как оно вновь затруднялось. В памяти постоянно всплывал его взгляд, полуулыбка, пухлые розовые губы.

— Кто же убегает с бала в самый его разгар? – послышался за моей спиной голос и я резко обернулся.

Лёгкие прекратили пропускать воздух. Сердце замерло и стихло. Кончики пальцев похолодели, а ноги чуть не уронили меня на деревянное покрытие моста.
Передо мною стоял принц. Освещаемый лишь тонкой полоской лунного сияния, вблизи он казался ещё совершеннее. Его изучающий взгляд скользил по мне, заставляя забыть буквально обо всём.

— Простите, забыл представиться. Ким Хичоль, - торжественно произнёс принц, протягивая мне руку и еле скрывая проступающую улыбку.

Я пожал ему руку, не в силах ответить или хотя бы вспомнить, как меня зовут. Мой потерянный вид вызвал умиление у принца. Он подошёл к перилам, облокотился на них и опять заговорил:

— Чудное озеро, не правда ли? Люблю здесь бывать по вечерам. Этот мост – с детства моё любимое место.

Спустя минуту мне таки удалось заговорить. Собрав в кулак последние остатки адекватности и самообладания, повернулся к принцу и смог выдавить из себя несколько слов:

— А что же вы не танцуете? На балу столько прекрасных одиноких дам, там царит настоящее веселье. А вы здесь.

Хичоль убрал руки с перил, выровнялся и подошёл вплотную ко мне. Взглянув мне прямо в глаза, что заставило фейерверки в голове разрываться и сиять, мягко улыбнулся и ответил:

— Тот же вопрос хотел бы задать и вам, господин незнакомец.

Покраснев от его взгляда, я был не в силах даже отвернуться. Во второй раз пришлось брать себя в руки и создать видимость лёгкости разговора.

— Не нашлось ни одной барышни, которая бы меня заинтересовала, Ваше Высочество.
— Барышни? – Хичоль приподнял одну бровь и подошёл ещё ближе ко мне. Теперь я мог чувствовать его дурманящий запах, что чуть окончательно не заставило моё сердце остановиться. — Может быть, вас заинтересовал кто-то другой?
— Боюсь, мой ответ вам не понравится, Ваше Величество, - непонятно откуда во мне появилась невиданная смелость, и я смог, наконец-то, говорить с принцем спокойно, не заикаясь и не прерывая дыхания.

Он вновь повёл бровью и ухмыльнулся. Эта ухмылка дёрнула уголок его губ, а дьявольский огонёк в глазах разгорелся с ещё большей силой.

— Ну почему же? Я всегда интересовался вкусами жителей моего королевства.

Я слегка наклонил голову, всматриваясь в его идеальное лицо. Смелость вновь почему-то взялась ниоткуда, заставив меня открыть рот и тихо ответить:
— Не могу же я набраться наглости, и заявить, что с первого взгляда влюбился в Ваше Высочество.

Принц, казалось, даже не удивился. Наверное, с первых секунд всё читалось в моих глазах, поэтому он лишь убедился в своей правоте. Между нами оставалось ещё несколько сантиметров расстояния. Хичоль преодолел их за секунду и, обняв меня за талию, прижал к себе.

— А если Его Высочество ответит, что тоже влюбился в вас с первых же секунд?

Он мягко взял меня за шею и притянул ещё ближе к себе. Теперь наши лица находились на расстоянии миллиметра. Я чувствовал на своих губах его тяжёлое дыхание, а в бедро мне упиралось что-то твёрдое и горячее. Через секунду наши губы сомкнулись. Словно боясь меня спугнуть, он нежно прижался ко мне всем телом и аккуратно углубил поцелуй. Я ответил ему сначала мягко и спокойно, но, не в силах сдержать себя, уже через мгновение жадно кусал его губы. Принц начал тихо постанывать. Он передвинул руку с моей шеи на затылок, схватив меня за волосы и сильнее прижимая к себе. Мои штаны стали настолько тесными, что казалось, будто они сейчас треснут. Хичоль всё сильнее тёрся о моё бедро, из-за чего остатки моего самообладания практически испарились. Я издал тихий протяжный стон, намекая ему, что ещё немного – и я не выдержу.

Принц неожиданно прекратил поцелуй и посмотрел на меня затуманенным взглядом.
— Что же ты со мной делаешь, незнакомец? – произнёс он еле слышно, убирая прядь со своего лица. — Пойдём, нас могут увидеть.

Мы убежали в заброшенную беседку в глубине сада, где не прекращали целоваться и разговаривать. Мне казалось, рядом с этим человеком я начинал жить. Впервые моё сердце и моё тело испытали нечто подобное, впервые я разговаривал с человеком, ощущая полнейшее сходство наших душ. Я рассказывал ему про детство, про Багси, про любимые книги и волшебные розы, которые вырастил в нашем саду. Он делился со мной сложностями жизни в королевской семье, проблемами из-за вечного контроля родителей и полного отсутствия свободы. Мы были знакомы всего несколько часов, а уже понимали друг друга с полуслова.

Несколько часов… Часы. Как я мог забыть?
Башенные часы неожиданно пробили полночь. Спохватившись, я резко подскочил и выбежал из беседки, не сказав Хичолю ни слова. Слышал лишь, как он бежит за мной, выкрикивая ‘Постой, ты куда?! Я ведь даже не знаю твоего имени!’. Но я не мог оставаться. Он был узнал, что я бедный сирота, ничтожная прислуга, и совершенно ему не пара.

Через несколько секунд, едва успев выбежать за ворота, я заметил, что усы и новенький фрак исчезли. На мне по-прежнему был старый отцовский наряд. А с ним и прежняя жизнь.


*****

Сёстры с мачехой вернулись домой под утро.
Проснувшись, они обнаружили на столе готовый завтрак, а в доме идеальную чистоту. Я понял, что крёстный и тут помог, отведя от меня надвигающуюся бурю гнева миссис Ли. Мысленно рассыпаясь в благодарностях Кюхёну, принялся подносить женщинам десерт. Как вдруг в дверь постучали.

— Именем его королевского Высочества, откройте!

Не успел выйти в прихожую, как мачеха меня опередила. Она жестом заставила меня подняться в башню, а сама потянула за ручку. Краем глаза я успел заметить, как дверь приоткрылась, но мачеха так грозно глянула в мою сторону, что я тут же убежал в свою комнату.

Снизу послышались голоса. Я сразу узнал голос низенького мужчины, объявляющего на балу принца. Он зачитывал указ, в котором король распоряжался показать всех проживающих в доме, дабы принц узнал девушку, приглянувшуюся ему на балу.

Сердце ёкнуло и болезненно сжалось. Значит принц тоже здесь. И он ищет девушку. Он таки нашёл на балу девушку. И влюбился.

Я дошёл до конца ступенек и потянул дверь на себя. Вдруг, откуда ни возьмись, из-за неё выскочил Багси, и, оббегая меня, ринулся вниз по лестнице. Не дай Бог он выбежит в прихожую! Мачеха ведь убьет меня.

Пытаясь догнать бульдога, я чуть кубарем не слетел с лестницы. Преодолев последние пару ступенек, заметил, что Багси замер возле входа в прихожую. Я тихонько подошёл ближе к нему. Но тут пёс оглушительно залаял, и голос служащего стих.

— Простите, не могли бы вы успокоить собаку? Я не могу продолжать зачитывать приказ в таком шуме.

Мачеха обернулась в мою сторону и гневно процедила:

— Эй, Шивон. Живо заткни этот сборник блох.

Я взял Багси на руки, успокоил его, а затем ступил в прихожую, и, не поднимая глаз на присутствующих, тихо произнёс:

— Извините. Багси не хотел.

Но одних этих слов было достаточно. Принц подошёл ко мне, несмело взял за подбородок и поднял мою голову. На секунду замер. А затем, посмотрев прямо в глаза, еле слышно сказал:

— Хорошо, что я хоть имя собаки запомнил.

*****

Нам с Хичолем пришлось бежать из королевства. Узнав, что его сын влюбился в парня, король устроил в замке погром и с позором выставил нас вон. Но Хичоль совершенно не расстроился. За несколько часов до этого он успел собрать все свои сбережения, выехать далеко за пределы королевства и закопать их в лесу. А освобождение из-под родительской опеки только порадовало принца, так как он, наконец-то, обрёл желанную свободу и настоящую любовь. А это стоит и короны, и трона, и целого состояния.

Сейчас мы живём в небольшом двухэтажном домике очень далеко от нашего прежнего королевства. Сбережений Хичоля хватит нам на длинную и безбедную старость. С момента нашего знакомства прошло уже больше двадцати лет, но мы так же преданно и искренне любим друг друга.
Надеюсь, дорогой читатель, ты примешь наши чувства и не осудишь их.
И главное, помни — сказка возможна и в твоей жизни. До тех пор, пока ты в неё веришь.


Конец.

@темы: Super Show'14, SS'14 Beijing [fiction], S: мини, R: PG-13, M: Чхве Шивон, M: Чо Кюхён, M: Ли Сонмин, M: Ким Хичоль, M: Ким Рёук, G: слэш, G: AU

URL
Комментарии
2015-02-05 в 16:01 

Felix Legion
I should stop expecting so much...||| Слушай, а может, ну её, эту экшн сцену? Ну пусть они сразу начнут друг друга раздевать, и все...|||
Где-то в середине, я подумала, что и Хичоль будет барышней, но посмотрела на жанр и передумала ХД Не зря ХДДД
Более правдоподобный финал, чем в Золушке, если честно ХД Мне нравится) спойлер
Спасибо за такой взгляд на сказку =)

2015-02-05 в 22:04 

Felix Legion, очень приятно, что этот бред сумасшедшего тоже нашёл своего читателя^^" спасибо Вам за это :kiss::heart:

URL
   

sapphire galaxy

главная